Был ли выход у Катерины Кабановой


Одна из самых известных драм Н. Островского “Гроза”, многократно поставленная на сцене, экранизированная, появилась в 1859 году. И персонажи, и условный город Калинов, и даже образ Волги, – все это отражение личных впечатлений “писателя Замоскворечья”, который незадолго до создания драмы отправился в путешествие по Поволжью. Этим объясняется живописность пейзажей, детальное описание самого города, впрочем, нарочито “безликого”, условного, что подчеркивает повсеместность изображаемого в драме быта.

В отличие от “москвитянских” традиций, в “Грозе” изображена патриархальная семья – но совершенно иначе. Здесь традиционный уклад жизни не имеет положительных сторон. Здесь царствуют жестокосердие, раболепное подчинение старшим – в первую очередь Кабанихе, которая “…нищих оделяет, а домашних заела совсем”. Здесь нет места свободе, любви.

Впрочем, есть способ получить ее: лгать и грешить. Главное, чтобы все было “шито-крыто” – именно этому учит молоденькая Варвара свою более взрослую невестку Катерину. “Лучику света”, как позже назовет эту героиню критик Н. Добролюбов, выросшей в атмосфере благочестия, свободы, добропорядочности, претит такая жизнь. Когда она понимает, что испытывает нежные чувства не к своему супругу Тихону (его говорящее имя ярко описывает раболепное отношение героя к матери-Кабанихе), а к приезжему Борису, она приходит в ужас.

Не в ее правилах ходить на тайные свидания, когда муж уезжает из дома! Именно поэтому она ищет спасения в религии – долго молится у образов и искренне не хочет впадать во грех. Однако под гнетом нравов, окружающих ее (Варвара, например, не гнушается тайно видеться со своим возлюбленным, пока мать об этом не прознала, как и другие горожане), она сдается.

Но жизнь в постоянном страхе, искреннее раскаяние, сожаление о невозможности быть свободной и счастливой мешают Катерине. В этом и заключается конфликт: укладу и нравам “темного царства” она противопоставляет собственную честь, добронравие, желание быть свободной.

Это приводит к неосознанному, но яркому вызову, который она бросает всему калиновскому обществу, когда искренне, прилюдно признается мужу в измене. Невозможность жить вдали от любимого человека, терпеть гнет свекрови Кабанихи, Катерина бросается в воды Волги, чтобы избавить себя от страданий.

Но мог бы быть у драмы иной финал, более счастливый? Катерина могла бы поддаться влиянию общества, продолжать тайные встречи с Борисом, как, впрочем, вполне было принято в провинции (более того, это отражалось не только в русской, но и в зарубежной литературе – в частности, подобный образ жизни ведет госпожа Бовари из романа Г. Флобера) и даже в столице Империи.

Пожалуй, ответить на вопрос можно только отрицательно: нет, иного финала быть не могло. Патриархальный уклад не позволил бы Катерине отправиться вместе с Борисом, уехать из Калинова. Сама же героиня совершенно чужда немилосердному и жестокому “темному царству”. Еще в детстве она мечтала быть свободной – это описано в одном из самых лиричных монологов в русской литературе “отчего люди не летают, как птицы”. Жить внутри жестких рамок ей совершенно претит.

Ее искренность, нравственная чистота, раскаяние в собственном грехопадении не позволили ей жить дальше. Из двух зол выбирают меньшее – зло, которое, по мнению Катерины, совершила она – и общество с ней – гораздо больше, чем самый страшный христианский грех – самоубийство. Недаром Кулигин, вынесший на берег ее тело, роняет фразу: “…она теперь перед судией, который милосерднее вас!”

Можно однозначно ответить, что сам образ главной героини драмы “Гроза” совершенно противоречит мысли о возможности Катерины вступить в “темное царство”, стать его звеном. Это искренний, чистый, светлый персонаж, образ которого не омрачил даже выбранный исход жизни. Неосознанный протест позволил пробудить искренность и в других персонажах: молчаливый и послушный, Тихон, несмотря на угрозу материнского проклятия, обвиняет мать в гибели Катерины (“Маменька, вы ее погубили!”), бросается к погибшей супруге, которую он искренно любил, и скорбит о потере и плачет, что ему придется “жить да мучиться”.

Трагичный, печальный, греховный исход – единственный выход Катерины, единственная возможность стать свободной. Впрочем, именно ее поступок стал своего рода толчком к изменению патриархального “темного” уклада провинциальной жизни.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: