» » Сатирические образы чиновников в комедии “Ревизор”

Сатирические образы чиновников в комедии “Ревизор”


“В “Ревизоре” я решился собрать в одну кучу все дурное в России… и за одним разом посмеяться над всем”, – объяснял замысел своей комедии Гоголь. Изображая злоупотребления в уездном городе N, от которого “хоть три года скачи, никуда не доскачешь”, писатель обличает всю чиновничью николаевскую Россию, погрязшую в казнокрадстве, взяточничестве.

В пьесе нет ни одного положительного персонажа; все они порочны, как порочна система в целом. В каждом из чиновников представлен какой-нибудь отдельный порок. Но всех их объеди­няют бюрократизм, чинопочитание, произвол, стремление нажиться за чужой счет. Все чиновники, ощущая давление деспотизма, деспотичны сами. Их пронизывает страх перед Хле­стаковым, который представляет будто бы столичную власть.

В комедии “Ревизор” Гоголь показал “корпорацию разных слу­жебных воров и грабителей”. Уже в авторских характеристиках, предваряющих пьесу, кратко очерчена суть персонажей. Город­ничий “хоть и взяточник, но ведет себя очень солидно”, Ляпкин-Тяпкин – “человек, прочитавший пять или шесть книг, и потому несколько вольнодумец”, Хлестаков – “без царя в го­лове. Говорит и действует без всякого соображения”.

Красноречиво говорят о персонажах и их фамилии: частный пристав Уховертов, лекарь Гибнер, почтмейстер Шпекин, су­дья Ляпкин-Тяпкин.

Гоголь дает яркие портретные характеристики в письме Хле­стакова своему приятелю в Петербург. Так Землянику – попечи­теля богоугодных заведений он называет “совершенной свиньей в ермолке”. У каждого героя подчеркивается какое-то наиболее выразительное свойство, характеризующее его не столько как индивидуальность, сколько как социальный тип. Гоголь рисует не галерею уездных чиновников, а создает их обобщенный груп­повой портрет, на переднем плане которого – Городничий и Хлестаков.

Городничий, узнав о приезде ревизора, призывает подчи­ненных навести в их учреждениях хотя бы внешний порядок. Почтмейстеру Шпекину он дает задание узнать, “что за пти­ца такая едет”. Понимая, что это противозаконно, Городни­чий предлагает “для общей пользы всякое письмо этак не­множко распечатать”. А Шпекин и так этим постоянно зани­мается. Попечителю богоугодных заведений Городничий при­казывает, “чтобы больные были чистые, не походили на кузне­цов”, “да лучше бы, чтоб их вообще было поменьше”. Земля­ника успокаивает Городничего, что у них хорошие методы лечения: “…лекарств дорогих не употребляем. Человек про­стой: если умрет, то и так умрет: если выздоровеет – то и так выздоровеет”.Чиновники изображаются Гоголем сатирически. Определя­ющими приемами являются гипербола и гротеск. Безгранично самоуправство Городничего – он присваивает деньги, собран­ные на строительство церкви, приказывает высечь розгами унтер-офицершу. Под стать ему и чиновники рангом помень­ше. Судья Ляпкин-Тяпкин уверен, что в его делах “сам Соло­мон не разрешит, что правда и что неправда”. Врач Христиан Иванович Гибнер ни слова не знает по-русски: понятно, как он лечит больных. Судебный заседатель постоянно пьян, но всех удовлетворяет его объяснение, что “в детстве мамка его ушибла, и с тех пор от него отдает немного водкою”. Учителя в гимназии метко характеризуются Городничим: “Умный чело­век – или пьяница, или рожу такую состроит, что хоть святых выноси”.

Провинциальное чиновничество предстает как коллективный портрет в реплике Городничего: “Ничего не вижу: вижу какие – то свиные рыла вместо лиц, а больше ничего…”

Все пороки столичного чиновничества воплотил в себе Хле­стаков. Он честолюбив, пошл. Чего стоит философия его жизни: “Ведь на то живешь, чтобы срывать цветы удовольствия”. Глав­ная черта Хлестакова – мнимая значительность и неоправдан­ные претензии при внутренней пустоте и ничтожности. Рассказ Хлестакова о его петербургской жизни полностью очерчивает представление ограниченного человека о жизненном идеале и вершине карьеры. Образ Хлестакова построен на сатирическом гротеске.

Гоголь, сатирически заостряя типические свойства персона­жей, создал нарицательные образы общечеловеческого значе­ния. Хлестаков, Ляпкин-Тяпкин, Держиморда, унтер-офицер­ская жена, Добчинский и Бобчинский воплотили отрицатель­ные черты с такой силой и полнотой, что стали названиями определенных явлений действительности.

Идейный смысл комедии, намеченный в эпиграфе “Неча на зеркало пенять, коли рожа крива”, раскрываясь в действии ко­медии, достигает своего патетического завершения в восклица­нии Городничего: “Чему смеетесь? Над собой смеетесь!”

Сообщение о появлении настоящего ревизора после того, как все “деяния” чиновников вышли наружу, воспринимается как грядущее наказание. Немая сцена несет символическую нагрузку.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: