» » Всякая благородная личность глубоко сознает свои кровные связи с отечеством (по рассказу Солженицына “Матренин двор”)

Всякая благородная личность глубоко сознает свои кровные связи с отечеством (по рассказу Солженицына “Матренин двор”)


В начале XX века Россия подвергалась тяжелым испытаниям. Война и голод, бесконечные восстания и революции оставили свой отпечаток на судьбах людей. Погибло много невинных людей, среди них женщины и дети. Это была эпоха Сталина. Деспотизм и террор преследовали людей. В стране не было хлеба, и вся надежда была только на деревню. На нее нажимало правительство, дабы это был один из легких путей достать продовольствие.

И деревня отдавала все, что имела, не получая взамен ничего. Так было во время войны, но так было и после ее окончания. На деревню нажимали с той же силой, но она уже исчерпала все свои богатства и пришла в полное обнищание. Очевидцем всех этих событий был А. И. Солженицын. И это отразилось на его творчестве. В своих произведениях он настолько смело и ярко показывает трагедию деревни, что ощущаешь сам всю горечь и обиду крестьян, которые не могут изменить свою жизнь. И одним из таких произведений является рассказ “Матренин двор”.

Солженицын – один из немногих, кто осмелился показать состояние деревни столь смело и открыто. В этом рассказе мы все видим глазами человека, который приехал в деревню Тальново учительствовать. Писатель пишет с натуры, не приукрашивая действительность.

Видим Матренин двор. Нам бросается в глаза крепкий, добротный дом, который от старости немного обтерся. Жизнь у Матрены была нелегкой. Многие годы она “ниоткуда не зарабатывала”. Пенсии ей не платили. “В колхозе она работала не за деньги – за палочки. За палочки трудодней в замусленной книжке учетчика”.

“Замуж Матрена вышла еще до революции. Детей у нее было шестеро, и один за другим умирали все очень рано, так что двое сразу не жило”. “Наворочено было много несправедливостей с Матреной: она была больна, но не считалась инвалидом; не полагалось ей пенсии за себя, а добиваться можно было только за мужа, то есть за утерю кормильца”. Мужа не было уже пятнадцать лет, а добыть все справки нелегко. “Каждая проходка – день”.

Болея, Матрена не могла вызвать на дом врача из поселкового медпункта. Это было в Тальнове в диво. Ели картовь необлупленную, или суп картонный (так его называли), или кашу ячневую (другой крупы не было, да и ячневую-то с бою – как самой дешевой, ею откармливали свиней и мешками брали). Не было в Торфпродукте масла, маргарин нарасхват, а свободно только жир комбинированный. Печи топили в деревне торфом. Торф воровали у треста. “Бабы собирались по пять, по десять, чтоб смелей. Ходили днем. За лето накопано было торфу повсюду и сложено штабелями для просушки. Он сохнет до осени. За это время бабы его и брали”.

Матрена была человеком душевным. Помогала всем: огород соседям окапывать или еще что-нибудь, в колхозе могла подсобить. И никому не могла отказать. У Матрены была приемная дочь – Кира. Воспитывала она ее как родную, вместо своих невыстоявших. В нее она вложила свою душу и любовь и ей завещала дом. Выдала ее замуж за молодого машиниста в Черюстях. И позже, когда приехала Кира с мужем, забеспокоился Фаддей, брат Матрениного мужа. Он хотел оставить участок за собой в Черюстях, но чтобы это сделать, надо было поставить какое-нибудь строение, а Матренина изба как раз подходила к этому. И стали они требовать у Матрены половину дома сейчас, при жизни.

Дом почти разломали, а Матрена еще и помогала Фаддею и его сыновьям. И когда повезли бревна через железную дорогу, погибает Матрена и еще двое человек. Один из них – сын Фаддея. И не успел Фаддей оплакать сына, как тут же направился к Матрениному дому, дальше разламывать. Три сестры Матрены метили получить избу. Когда привезли все то, что осталось от Матрены, деревенские приходили постоять, посмотреть. “Все женщины, хотя бы зашли они в избу из пустого любопытства, – все обязательно подплакивали от двери и от стен. А мужчины стояли молча навытяжку, сняв шапки”. “В плаче заметил я холодно-продуманный, искони заведенный порядок”. Чувствуется здесь определенная фальшь, игра актеров на сцене. И Солженицын это очень хорошо показал. “Фаддей только ненадолго приходил постоять у гробов, держась за бороду.

Высокий лоб его был омрачен тяжелой думой, но дума эта была – спасти бревна горницы от огня и от козней Матрениных сестер”. Страшно читать о тех, у кого жадность поглотила все чувства. Здесь человека ничего не интересует, кроме материального достатка, выгоды от чего-либо. Здесь нужно как можно больше забрать. Солженицын показывает, какие люди живут в деревне Тальново. Люди, которые из-за старого дома могут перешагнуть через близких ради каких-то бревен.

В этом рассказе показывается государство, которое не интересуется, как живут и работают люди, работавшие на него всю свою жизнь. Показан бюрократический аппарат, который не работает для человека. Солженицын показал, что богатство страны не принадлежит народу. Люди – крепостные у государства.

“Матренин двор” – это боль за искалеченные жадностью души людей, привыкших забирать имущество не только у мертвых, но и у живых. Рассказ наводит на определенные мысли, которые страшат. Трагедия русской деревни в том, что крестьянами правят люди из города, которые ничего не понимают в сельском хозяйстве. И Солженицын, глубоко осознавая свою кровную связь со страной, первым показал трагедию русской деревни в столь правдивой форме.



Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: