» » Анализ стихотворения Лермонтова “Раскаянье”

Анализ стихотворения Лермонтова “Раскаянье”


Осталось неизвестным, был ли прототип у женского образа, изображенного в лермонтовском стихотворении 1830 – 31 гг. Темы обмана и предательства в любви объединяют произведение с “ивановским циклом” лирики Лермонтова, однако в облике идеальной героини представлен обобщенный женский образ.

“Раскаянье” построено в форме откровенного монолога героя, который обращен к самому себе. Из четырех восьмистиший юный автор создает маленький роман о любви: лирический герой сумел пробудить прекрасные чувства в женской “душе чистой”, но не ответил взаимностью влюбленной девушке. Драматическая развязка несчастливого союза, “тихий плач” верной любви порождают размышления о причинах и возможном выходе из конфликта.

Интересна структура образа лирического героя, на первый план которой выдвигается внутренний собеседник-оппонент. Его можно именовать голосом совести или, по терминологии Лермонтова, “чувством правды” (“Мой дом”). Стараясь дистанцироваться от героя, голос обладает правом оценивать неприглядное поведение своего обладателя подобно другому человеку, например близкому другу.

Внутренний собеседник беспощаден к своему хозяину. Он решительно отвергает жалобы на несправедливость судьбы, обрушивая беспощадную формулу: “создал сам свое страданье”. Голос совести не стесняется давать отрицательные оценки: “бессмысленный”, “клад потерял”, “презрел все”. Появляется насмешливое сравнение лирического субъекта с дубом, безразлично и тупо взирающим на чужие страдания.

Прогноз, который пророчит герою оппонент, также неутешителен: он обещает жизненный “ад” без радости. Модель будущего строится на антитезе истинной и ложной любви, которые олицетворяют два противоположных женских образа. Первый – возвышенно-идеальный, верный и честный, метафорически подобный “кладу”. Обладательница второго названа “обманщицей прекрасной”. Мотив обмана кроется не только в неискренности новой любви, но и в том, что внешний облик обольстительницы напоминает “первую утрату”. Она становится маской, фальшивым двойником, играющим в истинное чувство.

Беспощадный собеседник не ограничивается критикой и изображением страшных перспектив: он предлагает разрешить конфликт. Настойчивый призыв к покаянию оформлен при помощи двух глаголов в повелительном наклонении, один их которых повторяется. Убедительная речь еще раз подкрепляется картиной неудачливого, пустого будущего.

Вера в силу искреннего раскаяния смягчает звучание язвительно-критических оценок и порождает надежду на возвращение истинного счастья.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
Ваше имя: *
Ваш e-mail: *
Код: Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Введите код: